«Москва на Гудзоне»

 

«Москва на Гудзоне»

В 1980-х годах фильм американца Пола Мазурски «Москва на Гудзоне» в СССР был заклеймен как антисоветская политическая пропаганда. Естественно, путь на экраны страны Советов ему был закрыт. Вдобавок Мазурски был сыном евреев-эмигрантов из России, а одну из ролей исполнял неожиданно покинувший родину Савелий Крамаров (это была его первая роль на вражеской территории).

К сожалению или к счастью, партийные запреты сработали наоборот, лишь подогревая интерес советских граждан к творению Мазурски, а потом Союз и вовсе перестал существовать, что открыло доступ к этому продукту «загнивающего» Запада всем желающим. Тогда фильм был интересен для отъезжающих и уже уехавших, а сейчас, кажется, он стал еще одним поводом побрюзжать на американцев, всеми силами пропагандирующих свой образ жизни и выставляющих русских и Россию в неприглядном свете.

moscow-on-hudson-1.jpg

«Москва...» рассказывает историю простого советского гражданина Владимира Иванова. Он работает в цирковом оркестре саксофонистом, восхищается джазом и обожает своего деда — бывшего комика. Однажды труппе выпадает удивительный шанс — гастроли в Нью-Йорке. Клоун Анатолий начинает вдохновенно делиться с Владимиром своими планами остаться на «загнивающем Западе», однако его всё время усиленно «пасут» агенты КГБ, и, возможно сбежать ему так и не удастся. Вместо него, неожиданно для всех и прежде всего — для себя самого, в американском торговом центре сбегает Владимир. Так начинается его путь превращения в американца.

Фильм можно поделить на две части: советскую и американскую. Советская часть, как водится, серая и стереотипная. В Москве, как обычно, зима и всё время идет снег. Советские граждане в серых одеждах уныло ходят по своим делам и стоят в бесконечных очередях за всем — от туалетной бумаги до ботинок. Они боятся сказать лишнее слово и всё время оглядываются, выискивая товарищей в штатском, разъезжающих на черных «Волгах». И, конечно же, они пьют водку, правда, не в таких количествах, как рассказывают стереотипы.

Американская часть полностью противоположна. В Нью-Йорке лето, люди одеты легко и ярко, веселятся прямо на улице и даже в страшных снах не видели очередей за предметами первой необходимости. Все говорят, что хотят, и никто не боится, что за ним придут и увезут в неизвестном направлении. В магазинах есть всё, и никто не дерется за импортные туфли.

moscow-on-hudson-02.jpg

Советская часть, конечно, преувеличенно негативная. Да, были очереди за дефицитным импортом из ближайшего зарубежья; да, иногда в очереди вставали, даже толком не зная, что именно дают. Но многокилометровые очереди за туалетной бумагой, которую продают даже без упаковки, выглядят странновато, как и холодильники, набитые не продуктами, а исключительно водкой.

Впрочем, к чести Мазурски, и Америка не показана безусловным раем на земле, особенно с точки зрения простого советского интеллигента. Да, изобилие и отсутствие очередей, но в стране, переполненной эмигрантами, никто не ждет еще одного с хлебом и солью, молочными реками и кисельными берегами. Владимир работает то мойщиком посуды, то уличным продавцом хот-догов, то таксистом. Водитель лимузина в этом списке — редкая удача! Эта работа даже позволяет Владимиру снять собственную квартирку — маленькую, плохонькую, с ванной на кухне, но свою. А потом оказывается, что и свобода, о которой так мечтал клоун Анатолий, которая соблазнила Владимира, — мнимая.

Сейчас, когда уже давно нет ни Советского Союза, ни «железного занавеса», фильм воспринимается по-другому. Проамериканская пропаганда становится не так очевидна и навязчива, а антисоветская больше отдает ностальгией, нежели попыткой очернить страну. Сегодня это просто фильм о поисках счастья, поисках себя и своего места в жизни — немного грустный, немного смешной, но совершенно беззлобный.

Рубрика: 
Вверх