Многоликая альма-матер

 

Многоликая альма-матер

Феномен обучения, если понимать его как процесс передачи навыков и знаний, настолько стар, насколько стары простейшие навыки, приобретенные человечеством, и самые элементарные познания, полученные из повседневного опыта. На заре человечества процессы обучения протекали случайно: вот опытный охотник показал сыну проверенный годами прием, вот индейский мальчик увидел, как сделать каноэ. А вот древний металлург открыл ученику секреты бронзового сплава. Во всех этих случаях передавался конкретный навык, и вряд ли уместно говорить об образовании. Первые племенные и родовые «университеты» давали сугубо практические советы и предписания. Усвоение теоретических познаний, без которых сегодня нельзя представить образование, появилось значительно позже. Однако случилось так, что почти каждый этап в развитии педагогической системы нашел отражение в современном языке.

Систематическим процесс обучения стал уже в Древней Греции. Школы той поры назывались гимнасиями и больше всего были похожи на обычный двор школы современной – с той лишь разницей, что баскетбольное кольцо еще не было придумано. Слово «гимнасий» происходит от «gymnos», которое переводится как «голый». В стенах, а точнее, на полях первых гимнасий занимались борьбой и силовыми упражнениями, естественно, в обнаженном виде. Подобный акцент на физической подготовке легко объяснить: совершенный человек, по мнению древних греков, обязан обладать совершенным телом. Древнегреческий принцип гармоничного единства физического и духовного историки называют калокагатией.

Впрочем, духовное развитие в древних гимнасиях также не обошли стороной. Помимо спортивных игр, выделялось время на обучение письму и чтению. Со временем гимнасии все больше стали походить на незамысловатый вариант храма науки. Во-первых, появились специальные помещения для интеллектуальных занятий – они назывались экседрами, – где было удобно читать лекции и дискутировать на волнующие темы. Во-вторых, великие умы античности создавали на базе гимнасиев серьезные философские школы, формируя вокруг себя кружок единомышленников.

Один из самых известных гимнасиев располагался в Афинах, близ храма Аполлона Ликейского. По имени божества он назывался Ликеем, или Лицеем. Одно время там преподавал Сократ, а позже – Аристотель. Впрочем, педагогические методы Сократа далеки от преподавания в привычном для нас смысле. Излюбленным приемом философа была знаменитая майевтика. Это искусство спора, рассуждения, с помощью которого Сократ заставлял собеседника думать самостоятельно и в итоге производить истину. Просвещение друзей с помощью наводящих вопросов было подобно рождению истины, поэтому майевтика переводится дословно как «повивальное искусство». Диалог постоянно был в центре педагогики Сократа. Кстати, и само слово «педагог» родом из Древней Греции. Так назывался раб, провожавший ребёнка до места учебы.

Еще одной известной античной школой была Академия Платона. Обязанная своим названием мифическому Академу, не имеющему никакого отношения к наукам, она надолго стала крупным мыслительным центром. На примере Академии легко увидеть прогресс образовательной системы. Ученики в платоновском гимнасии занимались философией и математикой и рассуждали об устройстве идеального государства. Диалоги, споры, обращение к абстрактным понятиям сближали учителя и ученика. Как не похоже это на копирование ремесленных навыков! Отвлеченные умственные построения были объявлены истинным знанием, в отличие от наблюдений, полученных из ежедневного опыта – в полном соответствии с принципами платоновской философии. Придуманный Платоном мир идей превратился в главный объект изучения. А многообразие конкретных вещей казалось слишком изменчивым, чтобы стать источником настоящего знания.  

Доводы Платона достаточно убедительны: работать с моделью явления намного продуктивнее, чем изучать единичную вещь. Однако рассуждать, совсем игнорируя опыт, нельзя, иначе легко впасть в схоластические споры. Сегодня схоластикой называют оторванные от реальной жизни пустые рассуждения, а в Средние века схоластика была ведущей философией, которая пыталась осмыслить религиозные тексты. Схоластика, имеющая общий корень со словом «школа», расцвела в аудиториях первых европейских университетов.

Сегодняшние университеты непохожи на своих средневековых предшественников: научное сообщество организовалось, заметно возросло, и наука пережила не одну революцию. Но, как и сто лет назад, преподаватели – это те немногие люди, что соприкасаются в своей работе с вечным. Процесс передачи знаний вечен так же, как вечно студенческое желание поймать капризную халяву.

Рубрика: 
Вверх