Маркшейдер Кунст: «Музыка у нас гениальная»

 

Маркшейдер Кунст: «Музыка у нас гениальная»

«Markscheider Kunst» («Маркшейдер Кунст») одна из самых известных питерских групп, которую нужно просто послушать, чтобы понять, что за музыку они играют.

О музыке и многом другом – Сергей Ефременко – вокалист  «МК».

Сами о себе «МК» пишут: Не все поголовно в группе любят румбу как родную мать, и частенько, кто-нибудь, пользуясь общей неразберихой, сопутствующей подавляющему большинству репетиций и концертов, протаскивает в корневую на первый взгляд музыку такое, что иногда получается очень смешно. За время, проведённое за чтением журналов, содержащих размышления разных корреспондентов об MKUNST, мы пришли к выводу, что определить сколько-нибудь чётко стиль группы - задача не из лёгких.

Ц.: А насколько важно то, что «МК» создали студенты-геологи? Везде об этом пишут.

Наверное, больше не о чем писать. Музыка никакая, тексты посредственные, характер дерьмовый. О чем писать? Люди скверные.

Ц.: Вы в одном интервью, наоборот, говорили, что вы умные, хорошие, готовите хорошо.

Тогда был хороший, теперь всё – я изменился.

Ц.: Готовить не разучились?

Нет, конечно, не разучился. А вообще без разницы, друзья мои, какого института студенты делают группу. А то, что пишут про это где-то – это какое-то клише. Студенты-геологи – это такие бородатые парни в свитерах с гитарами у костра. Ну, борода есть, свитер тоже, но у костра не сидим. Нет, это совершенно неважно. Подумаешь, какие студенты чего там напридумали. К тому же в Горном институте не все учились, уж тем более не все из нынешних участников. В Горном институте учился я. В Горном учился Кирилл. Учился в Горном, правда, на Урале, наш гитарист Володя Матушкин. Горный институт еще закончил наш директор Денис. И всё, а нас в коллективе десять человек. А еще, знаете, всё время пишут про нас «регги-группа». Тоже ведь не регги совершенно. Раньше все время спрашивали про Серафим Макангила, нашего африканского экс-вокалиста – правда ли что он принц. Что означает наше название, спрашивают. Идиотский вопрос, который тоже почему-то все время появляется. Какие ваши любимые наркотики.

Ц.: Не тяжело, когда участники все время меняются - приходят и уходят?

Всё меняется в жизни. И я считаю, всё к лучшему. Кто-то уходит, кто-то приходит на его место, и появляется новый инструмент. А мы еще сотрудничаем с разными музыкантами время от времени. «Маркшейдер Кунст» – это наша главная группа. Но кроме нее существует, например, проект«Tresmuchachos & Companeros», где те же «МК» – вид сбоку. Кроме того существует проект «St. Petersburg Ska-Jazz Review»,где те же «МК», только барабанщик Денис Купцов (Кащей), на клавишах играет Слава Быстров из группы «Куба Джем» и поет вокалистка Маргарита. А до нее была Юлия, а до нее Дженнифер. И все люди разные, кто-то участвует в одном проекте, кто-то в другом. Например, наш гитарист Вова записал пластинку «Вовакатя» со своей супругой. Кто-то сессионно играет. Наш тромбонист сейчас в аренде у группы ДДТ, Ильюша Пруль играет с Агутиным постоянно, но, когда свободен, с нами выступает. Саша Лушин иногда приходит на «Tresmuchachos» и исполняет песни, которые мы сочиняли для «Такого театра», для спектакля «Докопаться до истины- 2». То есть вот такой вот муравейник. И это совершенно не трудно. Это интересно.

Ц.: И не нужно притираться друг к другу?

Если участник утвержден и приходит в группу, то притираться ему не приходится. Вот, к примеру, Маргарита, которая у нас поет в «St. Petersburg Ska-Jazz Review». Кащей объявил кастинг - нужна новая вокалистка. И Маргарита нам написала. Пришла, спела, понравилась нам и стала членом коллектива. Вокалистку вообще найти очень непросто. С девушками трудно. Дело не в том, что они выходят замуж, рожают детей и занимаются семьей. Дело в том, что девушки, которые поступают на вокальные отделения, куда-то деваются. Как-то – фьють! – и их нет. Если парни, которые заканчивают те же самые институты по классу вокала, пытаются сбиваться в бэнды, то девушек почему-то очень мало. У нас вообще девичьих групп мало. Хороших всего две или три.

Ц.: Какие?

«Пеп-си» – намбер ван. Прекрасная была когда-то группа «Колибри». Сейчас они куда-то пропали. «Тинави» мне очень понравились. Но девичьих групп все равно реально меньше, чем мужских коллективов.

Ц.: Куда дели Серафима?

Время течет, всё меняется, и люди меняются, интересы музыкальные меняются. А Серафим Макангила  - это столп музыки сукус во всея Руси. И музыка сукус – это то, что ему интересно. А любая другая музыка – не его. Мы играли сукус с Серафимом долго, лет шесть, наверное. А потом нам стала интересна другая музыка. А Серафим остался с сукусом, создал группу «Simba Vibration». И выступает с ней и чудесно себя чувствует. Мы в хороших отношениях.

Ц.: Что вы думаете про современную популярную музыку - про Стаса Михайлова, например? Откуда вообще такая невиданная популярность у песен довольно-таки спорных с художественной точки зрения и вокала? Попса, в конце концов, тоже разная, но эта совсем за гранью…

Я горд тем, что не слышал ни одной песни Стаса Михайлова. Хотя один раз по телевизору, я помню, шел концерт этого человека, и я себе задал вопрос – что это? Что ЭТО? Ребята вокруг говорили – ээээ… Его популярность вполне объяснима: уровень образования в нашей стране стремительно падает. Вернее, рухнул, упал и где-то там по дну цепляет ногами. Сие влияет на развитие общества в целом. То есть головы у людей все больше вёдра. Пустые такие. Звенят. Что туда попадает из внешних источников, то и считается музыкой или юмором. Или литературой. Почему бы не почитать Александру Маринину или там Наталью Бурянину, которые отлично просто улетают? Почему вот вы не хотите? Потому что это дерьмо, неинтересно? Вот и я не хочу. А люди, которые не задавали себе хотя бы какую-то минимальную планку в литературе, не понимают этого. Тоже самое и в музыке. Если в школе не заставляли, не пытали малыша в детстве Бетховеном, то вырос этот малыш, и Стас Михайлов ему самое то. С телочкой на концерт завалиться.

Ц.: Политикой интересуетесь? В какой степени политика важна, или она вам вообще по барабану: Давали бы делать, что хочется, и ладно.

Конечно. Средства манипулирования народными массами не могут тебя не касаться. Все эти плакаты с идиотскими лицами и номерами. Они же мне со всех сторон в уши вливаются. Телевизор я не включаю, но Интернет затыкан весь. Угадай, за кого проголосует борец Валуев? А за кого он проголосует, если он член ЕдРо? Мне нравится, например, радиостанция «Эхо Москвы». Но они тоже уже переборщили. Прут и прут одну и ту же тему. Да, я со многим согласен, но в мире столько интересного, о чем вообще никто не говорит! Создается впечатление, что человек рождается лишь затем, чтобы проголосовать за кого-то. А еще нарожать детей, чтобы было кому работать, и всё, быстро сдох. Чтобы не было этих вопросов – а то надо жилье строить кому. Продукты какие-то.

Ц.: А как вы смотрите на то, что часто известные музыканты выступают в поддержку того или иного политического лидера? Например, Макаревич и Пугачева спели какую-то фигню в поддержку Прохорова.

Это не только они поддерживали Прохорова. Этот Прохоров, как я понимаю, довольно прикольный «чээк». Ё-Мобиль этот придумал наш друг дизайнер из Белоруссии Вова Цеслер,майки которого всем известны. Хулиганские такие, типа вместо Мальборо - марихуана  - «Двадцать классных сигарет». Вместо кока-колы я вообще не могу вам сказать, что написано. И каким-то образом вот этот хулиган Вова Цеслер стал делать Ё-Мобили. Эти же майки носил Макаревич. То есть, я так понимаю, они примерно одного поля ягоды – шутники. И каким-то образом господин Прохоров сумел заинтересовать таких вот людей. И Макаревич, и Пугачева мною лично уважаемые люди. Это их дело. Я к этому никак не отношусь. Судить я людей не могу за это.

Ц.: Где грань, и есть ли она для музыкантов? Не перестаешь ли ты быть просто хорошим музыкантом, когда становишься ярым оппозиционером или, наоборот, приверженцем режима и всюду это пропагандируешь?

Ну, надо называть вещи своими именами. Можно быть хорошим музыкантом, но при этом быть гондоном. И это чаще всего. Гениальный человек обычно страдает скверным характером. Джон Леннон, как известно, был ужасного характера человек. При том что он писал божественные песни. Давайте судить о музыкантах по их музыке. О поэтах по стихам. А не по тому, что они вчера выкинули под кокаином в баре. Какая разница? И если, допустим, я голосую за Зюганова, то это не потому, что я коммунист, а потому, что я не хочу за Путина.

Ц.: Вы сказали, что в мире есть много чего интересного, но об этом не говорят. О чем, например?

Почти не говорят об искусстве. Один канал «Культура» по «ящику» есть и тот, по-моему, занят непонятно чем. Я не смотрю, не могу сказать. А где вот эти все молодые поэты, молодые художники? Почему не говорят о них? Где новости прекрасные - Вася Синицын из города Урюпинска слепил медвежонка из снега, да так похоже! Жалко, что он скоро растает. Успейте посмотреть! Бесплатно. Зачастую что-то маленькое, ручной работы и есть искусство. Но про него не говорят! Поэтому люди идут на Стаса Михайлова.

Ц.: А телевизор почему не смотрите?

А чего смотреть его? Это же яд. Это же глаз шайтана.

Ц.: Разные же есть каналы.

Ну-ка?

Ц.: Хистори, Энимал плэнет.

Вот это хороший. Про рыбок я очень люблю. Но рыбок же не показывают постоянно. Канал «Охота и рыбалка» божественный. Очень крутой канал.

Ц.: И все равно не смотрите?

Да потому что есть еще чем заниматься. Но иногда, когда мне хочется у телевизора с чашечкой теплого чая, накрывшись пледом с головой, что-нибудь посмотреть, то сразу засыпаю.

Ц.: А чем еще занимаетесь помимо музыки?

Я, представляете себе, в спортзал ходить начал. Бегаю там на лыжах. И очень хорошо себя чувствую. Не хочется ни бухать, ни курить. Я открываю в себе новые возможности. То есть вот я не могу курить неделю, например. Столько же могу не пить. Это трудно, особенно в моем возрасте. В сорок лет постоянно надо чего-нибудь выпить.

Ц.: Если в один прекрасный день вы решите, что в музыке вам делать нечего, то с чем это может быть связано – например, грядет второе пришествие Марли, и что вы будете дальше делать?

Это может быть связано только с тем, что мы заработали столько уже бабла, что хотим жить где-нибудь на севере Финляндии и разводить оленей. Вот, видимо, только с этим. Это же не средство заработать деньги – это уже жизнь. Давно уже жизнь. И по-другому себе представить невозможно. Я не представлял. Вот, например, когда мы имели радость общаться с такими почтенными стариками из группы «The Skatalites», которым уже по 70 лет, то божественный Лестер Стерлинг говорил, что в пятницу и субботу должны быть концерты. А если концертов нет, то я не понимаю, что мне делать. Что происходит, где я нахожусь. Когда Ллойд Бревет, басист их, царство ему небесное, такой дедуся - седые дреды, дрожит весь, дед-пердун,  – выходит на сцену, за контрабас хватается и отжигает. Это жизнь у людей. И у нас уже тоже жизнь. Я не представляю себе, что должно случиться, чтобы мы с этим делом на данный момент завязали. Думаю, что только невероятное количество бабла. Просто обычно, когда люди зарабатывают кучу денег, то  начинают ругаться, и группы распадаются сами по себе.

Ц.: В давнишнем интервью «Музыкальной газете» за 1999 год вы так и не рассказали журналисту, кто же такие, по-вашему, растаманы. Расскажите сейчас!

Да, до меня частенько докапывались, особенно в те годы, как раз когда вышла песня про «деньги – это придуманный способ обмана, для растамана деньги  – это марихуана». И тогда, конечно, все журналисты стали нас называть регги-группой, хотя у нас была одна регги-песня, и главными растаманами. Кто такие растаманы, все очень любили поговорить. Это такие ямайские религиозные дяденьки, которые верили в то, что… ну вы знаете сами.

Ц.: А еще вы говорили, что курите траву, и сейчас курите?

Нет, уже не курю лет пять.

Ц.: Почему бросили?

А я скурил столько травы, что просто в один прекрасный день надоело. Оно так и бывает. Невкусно, неинтересно.

Ц.: А тогда курили зачем?

Интересно и вкусно было. А потом  - бац! Это было 22 июня, я прекрасно помню этот день. Я закурил косяк, который был невкусный и неинтересный. И все это враки о том, что бедные эти травокуры, они такие наркоманы, что они погибают, когда не «колятся» своей травкой. Все это чушь собачья. Если ты куришь траву, значит ты наркоман – это не так. Если ты любишь пиво с сосисками, стало быть, ты фашист?

Ц.: А если с капустой кислой?

С капустой – это жуткий фашист, настоящий эсэсовец!

Ц.: Про Боба Марли – кто он для вас?

Боб Марли – прекрасный божественный исполнитель музыки регги. Один наш друг, Арсений Вишневский, сказал про него хорошо – господь стоит у конвейера, и вот рождаются люди из его рук, по его велению. И он в каждого вкладывает что-то. Вкладывает, вкладывает. Потом раз – зазевался. Кто-то пролетел, и он давай одному за тех сразу раз - вложил! И вот это был Боб Марли. Он родился и музыку регги принес людям, которая с ним же и ушла, к сожалению. Было еще несколько отличных коллективов, но такого гениального человека, как он – нет. На Ямайке, на самом деле, существовала только музыка ска. Рокстеди. А он сделал вот поп-вариант этой музыки. И это очень хорошо сработало, как мы знаем. Он начинал петь со «The Skatalites». Они его помнят. Научили его курить коноплю. И их фамилии на его первых записях. А так музыка на Ямайке в основном не регги была. Теперь, может быть, этот бренд раскручен и известен, а тогда это была революция. Гениальный человек. Жалко, что он ушел.

Ц.: Вас в свое время спрашивали о группе «Чайф» и их знаменитой песне «Аргентина-Ямайка 5:0», почему с таким пренебрежением был задан вопрос? Мол, попса, не регги.

Время от времени в журналистских кругах начинается охота на ведьм. То есть обсер какого-нибудь артиста. Я помню, когда Бориса Гребенщикова было принято называть «старым козло-о-оммм». При том, что люди молодые, которые все это писали, они не понимали, что разговаривают на языке, на который повлияла поэзия этого самого человека. Было такое, что все в восторге верещали от Шнурова – как здорово, писька, писька! Ура! А теперь чего? Этот матерщинник, гопник, урод! А в тот момент была история с чайфами такая же. Мол, че они там, старые пердуны, свой «рок-н-ролл этой ночью» играют.

Ц.: А с чем это связано?

Я не знаю! Нужен неприятель. Нужно дружить против кого-то. Это самая простая дружба. Не просто дружить  – я на солнышке лежу, – а против кого-то. Оно объединяет. Слыхали про этого? Он козел! – Ага, козел! Ну, значит, выпьем за это!

Ц.: В еще одном интервью вы говорили, что наша культура похожа на культуру Латинской Америки. А чем?

У меня была такая мысль когда-то, что в России после трехсот лет татаро-монгольского ига любая культура приживается, как у финнов танго. Они считают это их. Какая Аргентина? Это финский танец! Тоже самое и в России. Советский союз очень сильно дружил же с кубинскими товарищами. Все светила кубинской музыки были здесь – Има Сумак и другие. Песенку «така-така» знают по мультфильму «Ну, погоди». А ведь это «Irakeri»,известнейший коллектив. Перкуссии они привезли, что оказало влияние на эстрадную музыку. А если брать раньше, то кубинская гитара, последовательность аккордов, очень похожа на романс русский. Только ритмически другая структура. А потому русскому человеку очень легко все это воспринимать. И потом страна у нас большая, столько культур намешалось. И с одной стороны у нас и Стас Михайлов есть. А с другой  - хорошие группы. Могу перечислить.

Ц.: Давайте.

Ну, «Маркшейдер Кунст», «Тресмучачос» и «СПб джаз-ревью»!

Ц.: А почему вам последний альбом, «Утопия», нравится меньше, чем  Café Babalu?

А потому что предыдущий был такой многострадальный. И «Утопию» мы хотели получить другой по звуку, а получили такой же, как в «Бабалу». А мне хотелось сделать «Утопию» чуть-чуть другой. Не получилось. Вот это небольшое разочарование.

Ц.: Вам хочется делать разную музыку?

Нет, зачем. Изобретать велосипед? Просто была жажда эксперимента, но не получилось.

Ц.: Когда новый альбом?

Ну, вот вышел сингл («Солдаты Джи» – прим. редакции). И я признаюсь, что есть еще пара песенок, которые я сочинил, и постепенно, наверное, что-нибудь получится. Последнее время мы пишем песни для фильмов, и там тратится много времени. Но успевает везде тот, кто никуда не торопится.

Ц.: А что за фильмы?

Еще два фильма выходят с нашим участием. Комедии. Названий у них нет, поэтому я вам не могу сказать, что это за фильмы.

Ц.: Вашу музыку уже брали в кино. «Кваса-кваса» звучит и в «Питер-FM», и в «Любовь большом городе», как думаете, почему выбирают именно эту песню и почему именно к романтическим фильмам?

Феноменальный успех этой песни среди кинематографистов не объясним ничем. Факт есть факт. «Кваса-кваса» уже участвовала в четырех фильмах. В «Питер FM» мы хотели написать музыку, но не получилось. И тогда Оксана Бычкова (режиссер фильма – прим. редакции) купила 7 или 8 песен наших. «Кваса-кваса», «Счастье», «Корабли», «Ямайка» и что-то еще. Не помню уже. Рекламную компанию фильма они сделали на вступлении из «Кваса-кваса». И это с помощью телевизора въелось людям в мозг. Ой, надо же, веселая песенка, стали думать все. Вот за что хочется сказать спасибо телевизору: за то, что прославил нас на весь мир.

Ц.: А есть песни, которые народ просит спеть чаще других?

Да, «Кваса-кваса», «Бабушка». Очень странно реагируют на разные песни. Очень хорошо хором поют про рыбу. Из последней пластинки хорошо реагируют на «Утопию», «Ку». Сингл хорошо приняли. В Москве и в Питере, в разных клубах всегда по-разному. Слава богу, мы сумели отвязаться от этой песни про деньги, которая буквально как клеймо на нас была, что мы регги-группа и растаманы. Хотя никакие мы не растаманы и не регги-группа.

Ц.: Запомнили, наверное, потому что на MTV крутили клип на эту песню?

Да, мы были единственной группой, которой MTV платили деньги. Какие-то несерьезные, но платили.

Ц.: В конце 90-х «МК», «Пепси», Лушина с «Хиль и сыновья», «Два самолета» – всех показывали по MTV. Собственно, многие эти группы и помнят по тем старым клипам. А почему вдруг вас перестали показывать?

Тогда было другое MTV. Другие были редакторы. MTV в России тогда было внове. Были разные передачи, а потом продюсеры быстро смекнули, что лучше всего заболванивать людей в возрасте до 12 лет. И сейчас это их зрители. Снимать клипы, чтобы вбивать в головы детям что-то такое хорошее – не наша задача. Это должно на уроках музыки в школе происходить. А не по каналу MTV. Они отработали для себя некое направление, которое помогает заработать «лаве», и нормально. Работает это просто. Сделал трех артистов, пять, потом десять. Каждому по клипу. Клипом задолбал всем голову. Потом собрал из артистов этих сборную солянку и сделал чёс по России. От Камчатки до Мурманска. И все принесут свои последние деньги, чтобы посмотреть на Машу Сашину или Пашу Вашина. На кого-то из этих ребят, которые меняются с такой скоростью, что их никто не запоминает. Раз прошли по России – собрали «лавандос» продюсеры, два – собрали «лаве», а потом – до свидания, ребята. Маша забеременела, поправилась, Вася спился-сторчался, и все. Новые артисты пошли. Записал песню, снял клип, и поехали ребята получать по две тысячи рублей за концерт. А остальное получают люди, которые делают на них деньги. У них канал MTV, «Муз-ТВ» и вся эта белиберда.

Ц.: Вы говорили, что вы человек аналоговый, а не цифровой, поэтому клипы вы особо не снимаете для МК?

Не, цифровой и аналоговый – это в целом. А насчет клипов, ну где их показывать? Выкладывать в интернет, да. Теперь появилась эта новая тема, лет пять, не больше. Теперь да, наверное, стоит снять что-то и выложить. Но, ау, где вы, режиссеры? Что-нибудь придумаем, может быть, и снимем, в общем.

Ц.: А как относитесь к «народному творчеству» – клипам на ваши песни?

Да, были довольно смешные, кстати, клипы. Мне очень понравилась песня про чау-чау, когда человек снял ее с паровозами. Я не знаю этого человека, но в интернете вдруг неожиданно появился этот клип. Наснимал кто-то кучу паровозов, которые туда-сюда ездят, смонтировал видеоряд, и получилось очень весело.

Ц.: А «Бабушка»?

А там было много вариантов. С танцующими бабушками, с девочкой. Это весело. За авторские права пусть все будут спокойны, мы предъявлять никому не будем.

Ц.: Кстати, а как относитесь к так называемым пиратам?

Я трепетно отношусь к авторскому праву, но полностью поддерживаю пиратство. Потому что пираты, как я уже неоднократно заявлял, сделали много чего хорошего с музыкой в нашей стране. В частности если бы не пираты, то половину хороших коллективов в России не услышали бы. Ту же Сезарию Эвору. Она же появилась на нелегальных дисках-болванках, а потом стала собирать стадионы. А крупные магазины никогда в жизни не ставили кого-то просто так в продажу. Потому что продавать надо своих – Пашу Машина и Стаса Михайлова, на которых «лавандос» делается. А вот еще есть феноменальное совершенно явление на нашей сцене. Это господин Лепс. У этого я слышал пару песен. Не скажу, что я поклонник его творчества. Это, конечно, что-то с чем-то и еще с бульоном. Верх безвкусицы. Квинтэссенция глупости, пошлости.

Ц.: А кто-нибудь вам нравится из всей этой тусовки?

Агутин. Красивый, волосы такие кудрявые. Хорошие песенки поет.

Ц.: А певица Валерия или кто-то вроде нее?

Нет. Я не злобствующий, воинствующий человек. Мусоргский, кажется, сказал про музыку, что не бывает плохой, кроме скучной. Вот я с ним полностью согласен. Пожалуйста, пускай будет всякая. И тот же господин, которого мы много раз сегодня помянули. Пусть будут. О вкусах не спорят. Это, быть может, только на мой взгляд что-то ужасное, а кто-то впервые целовался под его песню. И в сердце она запала навсегда.

Ц.: Получается, что, с одной стороны, вы говорите – все дело вкуса, даешь музыкантов много и разных. С другой, что упал уровень образования и Стас Михайлов потому любим.

Человеку, который живет где-то далеко, и интернет работает у него плохо, а каналы ловятся только центральные, приходится выбирать из того, что ему предлагают. Ну и слышит он песню такого вот какого-то непонятного ушлепка, на мой взгляд. И у человека под это дело происходят такие в жизни дела, что навсегда ему в сердце западет песня. И нельзя человека в этом винить. Это не его вкус. Это так сложилась его жизнь. Судьба такая.

Ц.: Да, но раньше ведь и интернета не было, но как-то распространялась хорошая музыка. Книги перепечатывали самиздатом.

А сейчас с появлением интернета возникла интересная ситуация. К примеру, формат большой пластинки ушел в прошлое. Началось все где-то в сороковых-пятидесятых, когда стали записывать альбомы. До этого же тоже были сорокопятки. Одна песня – с одной стороны, другая – с другой. Потом появился винил. Целый ритуал: протереть иголочку, протереть пластиночку, поставить, заслушать. А теперь в iPod нафигачил всего и слушаешь всё подряд. Увеличилась скорость восприятия информации. Бах, прослушал и забыл. Новое давай. Чем больше информации, тем меньше возможность выбора. Когда перед тобой огромная палитра красок, сложно выбирать. Всё нравится. И потом люди по-разному относятся к музыке. Одни потребляют, а другие относятся как к искусству. Последним интересно искать то, что нравится.

Ц.: А вы ощущаете разницу поколений?

Ничего не ощущаю. Я даже не ощущаю возраста. Я не ощущаю того, что мне сорок лет. Слава богу, пока. Я совершенно не понимаю, почему моей старшей дочке уже 14 лет и она уже девица здоровенная. Она моя дочь и она мне втирает – да ты, папа, неправ, ваще ничего не понимаешь, туфли должны быть на каблуках! Всё это происходит в моей жизни вроде как бы и со мной, но в то же время и не со мной. Я где-то там внутри себя сижу и через две дырки смотрю на вас, а через уши – слушаю. А сам где-то там, внутри. Я даже пытался как-то подумать про разницу поколений, но мысль была моя такая, что и тогда были интересные люди, и сейчас они есть. Просто их мало. Людей ручной работы. Их мало, и они делают маленькие штучки, которые надо самому искать. Надо вообще поднапрячься, чтобы что-то происходило. Чтобы пузо сбросить, надо на лыжах ходить. И тогда приходит удовлетворение от сделанного.

Ц.: А какую вы музыку слушаете?

Самую всю. Пугачевой сборник есть. «Я так хочу, я все лето не кончала». Отличная певица. У нас же куча ребят в группе, все приносят разную музыку. И джаз, и народная, и классика. Всё, кроме скучной. К примеру, недавно у  меня был день «Jethro Tull».

Ц.: Как вы сами называете свою музыку? И для кого она, как думаете?

Называю я ее просто – гениальная. Для кого она? А вот для тех, кому это интересно. То есть сочинять что-то и придумывать, изначально рассчитывая на кого-то, это нечестный подход. А сделать вот так, чтобы это понравилось тебе и твоим товарищам, и потом вдруг обнаружить, что это понравилось кому-то еще – это приятно. И к нам на концерты ходят люди, которым интересно.  Я рад тому, что у нас не бывает дебилов, не дерутся, не хамят, приятно проводят время, и мне это приятно. И глаза такие у людей хорошие, добрые. И люди совершенно разные по возрасту. Кто-то в 15 лет вдруг решил, что ему нравится вот такая музыка. А кто-то давно решил, но только сейчас пришел на концерт. Не могу определить, для кого это делается, но точно для людей.

Ц.:  Расскажите о проекте Tres Muchachos y Companeros, как он появился? 

Это проект, который организовали Кирюша, Денис, наш директор, и ваш покорный слуга. Мы занимались изучением старой латиноамериканской музыки и старались ее играть. Это был «хоум»-проект: собрались, выпили, поиграли. Потом решили концертик сыграть. Сыграли, потом еще. А теперь играем-играем и не закончим. Ну и постепенно все ребята из «МК» стали играть в «Трес мучачос».

Ц.:  А в кино ходите? 

Последний раз был на новый год. Кино – это отличное средство после бодуна – сходить, посмотреть что-нибудь добренькое, интересненькое, зыркое. А смотрел «Шерлока Холмса» Гая Ричи. Никогда не думал, что Холмс и Ватсон были на самом деле педерастами. Им в Англии там виднее, но с Холмсом и Ватсоном так не надо было. Смысл фильма от меня ускользнул, но полегче стало.

Ц.: А что-нибудь наше смотрели?

Я хотел посмотреть «Шапито-шоу» Лобанова, поскольку до этого смотрел его «Пыль» и мне понравилось. Один из лучших, на мой взгляд, фильмов. Гениальное кино. А вот начал смотреть «Шапито», и не пошло. А я себя не мучаю, я себя люблю. Если что-то сразу не пошло – значит, я не созрел для этого дела. Упс, туповат-с.

Ц.: А в школе все читали по программе?

Да, мучил себя. Иначе было не сдать. Я мучился, страдал, я читал Льва Толстого «Войну и мир». Хотя это совершенно не нужно – эту книгу не применить к голове девятиклассника или когда там ее проходят. Это все равно, что пытать Бетховеном. Но это надо было, но я не смог прочитать. Как-то я нажулил на контрольной. Но наш Денис Анатолич шесть или восемь раз прочитал. У него пошло. Это и есть та самая планка, которую стоит себе задать. А тогда у меня голова не пахала. Может быть, сейчас стоит попробовать прочесть.

Ц.: Любите давать интервью и что бы вы спросили у самого себя?

Я интервью давать не люблю, но вы хорошие девчонки. Если бы вы были плохие, я бы сразу вас выгнал. А что бы я сам у себя спросил? Например, когда ж ты поумнеешь-то? Хотя мне с собой все ясно, я все про себя знаю.

Беседовали: Анна Самофалова и Дарья Завьялова

Рубрика: 
Вверх