Елена Маслова: «Дорогу осилит идущий»

 

Елена Маслова: «Дорогу осилит идущий»

Елена Маслова – продюсер полнометражной комедии «Парадокс», социальной сети «Общественники.ru» и организатор мероприятий из Москвы. В настоящее время ведет переговоры о реализации своего кинопроекта и очень хочет донести вложенный в фильм позитивный посыл до зрителя.

Ц.: Один из самых известных фильмов, спродюсированных тобой – комедия «Парадокс» с Оскаром Кучерой. Как ты относишься к этому фильму? Получилось ли сделать этот фильм таким, как ты хотела, или нет?

Как я могу относиться к своему первому большому, пусть и очень непростому опыту в кино? Конечно, очень трепетно. Я люблю этот проект. Мы с режиссером Романом Дорониным очень хотели сделать фильм именно таким, как всеми любимые старые советские комедии – светлым, добрым, чистым, но при этом добавив современные аккорды.

Картина «Парадокс» повествует о незадачливом журналисте и гениальных секретных физиках из отдаленного советского НИИ, сумевших за годы своей работы сделать много удивительных изобретений. Сюжет картины отсылает зрителей к культовому новогоднему фильму «Чародеи». В картине снялись: Оскар Кучера, Ольга Красько, Эммануил Виторган, Лев Дуров и другие звезды кино. Это большая удача и редкость, собрать такой состав. Фильм получился очень позитивным, непохожим ни на что из того, что сейчас видим на экранах – это по-настоящему добрая семейная комедия, у которой есть все шансы попасть в сердца зрителей и там остаться.

Ц.: Оскар выступил также одним из композиторов фильма. Кому пришла такая идея? Ведь это первый проект, насколько мне известно, где он выступает в качестве композитора?

Полной неожиданностью оказался для нас тот факт, что Оскар еще и пишет песни. Помню, как Оскар пригласил нас с режиссером Романом Дорониным к себе в гости, чтобы показать нам музыкальный материал, который, как ему показалось, очень вписался бы в наш проект. Но, по приезде к Оскару, каким же было наше удивление, когда он вдруг взял гитару и так душевно и проникновенно исполнил несколько композиций, что мы сразу поняли – песни идеально ложатся в тему фильма. Кстати, хочу сказать, что помимо песен, которые Оскар написал для проекта, у него была и еще масса очень интересного музыкального материала.

Ц.: Что сейчас происходит с проектом? 

В настоящее время очень активно веду переговоры со спонсорами и инвесторами по поводу его выпуска, так как проект был снят давно, и очень хочется, чтобы фильм, а он у нас настоящий и позитивный, наконец-то нашел своего зрителя. Сейчас появилось понимание того, что все можно решить минимальными средствами с максимальным результатом.

Ц.: Как тебе кажется, какие аспекты рекламной кампании фильма сегодня наиболее важны для российского зрителя?

Важен максимальный охват целевой аудитории и всесторонне продуманная тактика продвижения. Существуют общие принципы разработки рекламной кампании. Конечно, при таком обилии рекламы, которая есть сегодня, очень сложно пробиться к зрителю и рассказать о своем продукте, поэтому необходимы новые формы подачи информации. Но основной задачей, на мой взгляд, является все-таки правильная роспись проекта в кинотеатрах, и, безусловно, хороший продукт. Так как никакая реклама, какой бы она масштабной и оригинальной не была, не спасет от плохого «сарафанного радио», и, если даже создателям удастся собрать кассу в первый уик-энд, то второй уик-энд покажет большой спад. Поэтому главное – качество кино!

Ц.: Есть проекты, которые снимаются совсем за маленькие деньги и собирают хорошие деньги по миру. Например, новый жанр – мокьюментари. Как ты считаешь, возможно ли в нашей стране сделать аналоги «Ведьмы из Блэр» и других подобных нашумевших проектов, снятых в данном жанре? Что для этого нужно?

Так или иначе этот жанр предполагает смелость, наглость и отличную идею. У нас же готовы отдать большой бюджет, но за традиционность, известное имя и своих знакомых – повторюсь, не всегда, но частенько. Поэтому разговоры о фильмах такого рода или попытки их сделать (за исключением «Первых на Луне», нашего первопроходца) остаются жалкой карикатурой или посредственной реализацией. На такие проекты надо звать смелых и талантливых, наверняка никому не известных, но это может означать и риск. А риска никто не хочет. А кто не рискует, тот, перефразирую, «не пьет шампанского на вручении премии российскому мокьюментари». Кстати, мои хорошие знакомые написали прекрасный сценарий именно в этом жанре, но поиск финансирования, пусть даже и очень небольшого, непрост.

Ц.: В чем специфика работы над авторскими проектами и насколько сложно таким проектам пробиться сегодня?

Авторские проекты не всегда, но зачастую невозвратные. Здесь есть несколько вариантов привлечения финансирования: инвестор, господдержка, частные накопленные средства режиссера.

Инвестор достаточно сильно рискует, вкладываясь в подобные проекты. И здесь два варианта – либо инвестор вкладывает минимальные средства, и стоимость производимого продукта нужно свести к минимуму, чтобы вернуть затраченные средства хотя бы с продаж на ТВ… Но тут мы сталкиваемся с творческой составляющей, ибо в таких проектах автор редко готов идти на компромиссы, да и не всегда эти компромиссы оправданы. Второй вариант – это совсем иная мотивационная составляющая, к примеру, желание человека финансирующего помочь режиссеру и выступить в качестве мецената, может привлекать понимание фестивальной составляющей проекта, которая даст возможность прозвучать имени инвестора – да разные факторы. Безусловно, существует еще государственная поддержка, но это совершенно другая история.

Учитывая сложность производственной стороны создания фильма, задумки творческой группы часто разбиваются о непреодолимые трудности. Ожидания от таких фильмов велики, велики и претензии к ним. Но авторы в ситуации отсутствия какой-либо поддержки, а так бывает очень часто, и проекты снимаются также на собственные накопленные средства режиссеров, просто не имеют возможности реализовать свой проект даже на пятьдесят процентов. Когда заходит речь о продвижении проектов, то здесь опять же все упирается в связи, негласные договоренности.

Сейчас на моих глазах через такие тернии продираются два проекта, находящихся в стадии пост-продакшн.  Фильм Александра Ежевского «Шум». Этот проект ни на что не похож. Хотя в основе своей это психологический триллер. Жанр считывается и узнается мгновенно. Очевидно, что режиссер прекрасно владеет мастерством сценариста и своей профессией. Он легко и остроумно играет с жанром и его конвенциями, смело использует нелинейное повествование, не теряя ясности, он создает новые образы и задает зрителю загадки, ответ на которые все равно никто не сможет получить. А когда зритель увидит финал, то ему будет над чем задуматься, потому что получив ответ на загадки сюжета, он получит и новые вопросы. Уже к себе самому. Что мы и ждем от настоящего кино. Даже если оно и короткометражное.

Совершенно другой по творческому видению и реализации фильм Анны Шапиро, рабочее название Derailed. Этот проект снят по мотивам рассказа Стивена Кинга при его полном согласии перенести действие на российскую почву. Здесь потребовался больший бюджет, так как режиссеру важно было пройти на грани реального-ирреального, и серьезная часть легла на изобразительную сторону фильма. В нем также снялись прекрасные молодые актеры. Хочу, кстати, отметить тот факт, что среди серьезных молодых и взрослых актеров сохраняется готовность принимать участие в подобных проектах, что очень помогает их реализации.

Ц.: Есть ли что-то, что бы ты хотела сделать в кино «для себя»? Наверняка через твои руки проходит большое количество интересных проектов?

На самом деле от полнометражного кино я некоторое время назад отошла, но, тем не менее, сценарии мне присылают и присылают…

И если еще некоторое время назад я уже и не думала, что что-то бы глобально хотела, то сейчас появился один проект, предложенный мне и очень вдохновивший меня, и главное, что есть большое желание всех участников данного проекта его сделать. Пока больше ничего говорить не буду. Почему? Да потому, что в кино все не быстро и не всегда просто, но дорогу, как говорится, осилит идущий.

Ц.: По роду своей деятельности ты работаешь с аналитикой кассовых сборов российских фильмов. Окупают ли наши фильмы себя в прокате?

74 российские ленты, по данным «Кинобизнес сегодня», собрали в 2012 году 187.4 миллионов долларов, но затраты на производство проектов составили 251 миллионов долларов. То есть принесли прибыль и отбились в кинотеатральном прокате лишь 16 отечественных картин из 74. Статистика говорит сама за себя.

Существует ряд факторов, которые в большей или меньшей степени влияют на окупаемость. Один из самых важных – это качество. Другие – грамотный комплекс продвижения, учитывающий конъюнктуру рынка. Очень важно понимать, с какими картинами придется конкурировать, адекватно оценить проект и предугадать выбор публики, чтобы иметь возможность для маневра в случае необходимости. Третий важный аспект – оптимизация затрат еще на этапе производства. Безусловно, сейчас есть российские качественные коммерческие проекты, собирающие хорошую кассу. Но их не много.

Ц.: Сегодня очень популярно проводить фокус-группы кинопроектов: начиная с тестирования названия кинокартины и заканчивая монтажом. Насколько, по-твоему, это целесообразно, если говорить о российских проектах?

Фильм – это продукт, который должен в итоге принести прибыль. Продукт, рассчитанный на определенную целевую аудиторию. И если этой целевой аудитории что-то не нравится, что-то вызывает отторжение, значит, нужно что-то менять, доводить продукт до нужной кондиции, устранять недостатки. Оговорюсь, что это касается, по большей части, коммерческих проектов.

Да, кстати, мы устраивали фокус-группу по проекту «Парадокс», в результате чего некоторые эпизоды в фильме были изменены. Поэтому мы знаем, чего хочет наш зритель, и готовы ему это предложить.

Ц.: Ты сейчас активно занимаешься организацией различных частных мероприятий. Расскажи, с чего все началось.

Началось все с того, что хорошие знакомые предложили попробовать сделать для них мероприятие «под ключ»: у них был достаточно ограниченный бюджет, чтобы обращаться в большое агентство, а хотелось, чтобы все прошло на достойном уровне, и так как все возможности для этого у меня были (креативная составляющая, возможность оформления, база артистов) и существовала потребность в финансах, я согласилась. Все прошло очень хорошо, и потихоньку подтянулись и другие желающие – сработало «сарафанное радио».

Могу сказать, что на мероприятиях, которые я делаю со своей командой, действительно царит особая атмосфера, так как для нас это не поток, каждое мероприятие хочется сделать уникальным, незабываемым и запоминающимся не пафосностью и дороговизной, а теплотой и душевностью. Почти все люди, работающие над проектами, имеют опыт работы в кино, все сработанные, понимающие друг друга с полуслова, у каждого четко определена своя зона ответственности, поэтому все проходит достаточно спокойно и дружественно, а мероприятия получаются душевными.

Ц.: Я знаю, что ты сейчас занимаешься также съемкой роликов, короткометражных фильмов и прочих проектов за очень маленькие деньги. Расскажи, за счет чего возможна оптимизация бюджета.

Слаженная команда, грамотное планирование съемочных дней и соблюдение графика на съемочной площадке – эти составляющие позволяют оптимизировать бюджет до минимума.

Ц.: Сейчас говорят о том, что у нас очень дорогостоящее производство фильмов, и поэтому предпочитают снимать в других странах, где команда дешевле и активнее работает. Это так?

Все зависит от проекта, задачи и бюджета, который планируется затратить на производство. Но да, в некоторых случаях выезд и съемки в другой стране, действительно, могут стоить дешевле, чем у нас.

Ц.: Расскажи подробнее о проекте, не относящемся к кино, продюсером которого ты являешься – соц. сети «Общественники.ru».

Это своего рода социальная сеть для общественных деятелей и меценатов. Данный интернет-проект был запущен три года назад с целью содействия развитию общественной и благотворительной деятельности в нашей стране. География России, мягко скажем, обширная, и очень актуальным является взаимодействие руководителей некоммерческих организаций, бизнес-структур и госорганов из различных субъектов при решении социальных проблем. Дать людям возможность эффективней работать, учитывая опыт коллег, использовать лучшие практики – все это и было основной целью при создании.

Ц.:  Что было сделано наиболее масштабного за время существования проекта "Общественники.ru"? Какие задачи на будущее?

Наш проект – это площадка для деятельных людей. Они уже много чего сделали и делают. Мы даем им возможность объединяться в едином пространстве и делаем их пребывание в нашем проекте комфортным. Мы сделали много полезных внутренних сервисов.  Допустим, сервис «Благотворительный счет»: с его помощью можно из Москвы отправить пожертвование, не выходя из сети, во Псков, в конкретный фонд и на конкретную социальную программу. При этом пообщаться с руководителем фонда напрямую, удостовериться в его благонадежности, почитать новости организации, ознакомиться с целями и так далее. Чего, допустим, нельзя сделать через терминалы оплат, там некая односторонняя связь. Причем, жертвователь у нас приобретает «рейтинг благотворителя», так же как и фонды приобретают «рейтинг благополучателя», по которому и можно видеть самые благонадежные организации.  В то же время и сами фонды, которые разместили свои программы, заинтересованы в открытости и привлечении к себе большего числа благотворителей. То есть вся эта система работает именно на добросовестность участников благотворительной деятельности, что, согласитесь, является очень важным в стратегическом развитии благотворительной культуры.   

Задача, как на настоящее, так и на будущее у нас одна – помогать людям реализовывать себя в добрых делах.

Ц.: Как ты в целом относишься к благотворительности, не стала ли эта тема сейчас спекулятивной? 

Отношусь положительно, конечно. Благотворительность в самом проявлении несет добрый посыл, как можно по-другому к ней относиться?! А если говорить о самой системе, о ее масштабах в обществе, то, конечно, можно сказать, что благотворительность не носит системного характера. Ведь есть для сравнения зарубежный опыт, который говорит о развитом обществе с этой точки зрения. И главный вопрос, конечно, не в размерах суммы пожертвования, если говорить об этой стороне благотворительности, а именно о постоянстве человека в пожертвованиях. У них есть некая нравственная внутренняя ответственность, допустим один доллар в неделю пожертвовать в фонд. У нас же пожертвование носит скорее импульсный характер. Но четкого осознания, зачем человек это делает, нет. Очень мало информации в СМИ, практически отсутствует социальная реклама, которая и помогает человеку задуматься о проблемах и принять решение помогать постоянно выбранной организации. Нужно просто понять, что на 100 рублей, пожертвованных в неделю, при условии массовых стабильных пожертвований, можно решать до 70% всех социальных проблем в стране. Власть всех проблем никогда не решит, это нужно принять как догму. Взять на себя ответственность за ту среду, где живешь, это по-взрослому.

Спекуляции я не вижу в данной сфере. Началась волна, когда популярные люди активно включаются в благотворительность. Конечно, к ним прикована масса внимания, и мы слышим, что тот или иной артист или медиа лицо делает то и помогает тем-то. Это нормально. Мы не можем ничего сказать о внутренних мотивах конкретного человека, оказывающего помощь, но уверена, что на эту тему лучше не думать никогда. А думать лучше о той помощи, которую он оказал, и ее пользе. У нас народ как-то привык поискать темное пятнышко в другом человеке, но это скорее зависит от уровня культуры человека.

Есть, кстати, всемирный рейтинг благотворительности, в него входит 157 государств. Россия находится на 130 месте. И это уже показатель не безответственности власти, а именно нашей с вами. И в рейтинге видно, что невысокий уровень доходов напрямую дает результат, а именно культура общества. Так что нам всем есть к чему стремиться!

Ц.: Есть какой-то фильм из новинок проката, который ты бы порекомендовала  посмотреть нашим читателям?

«Джанго освобожденный» – для тех, кто любит творчество Тарантино.

Беседовал Станислав Николаев.

Рубрика: 
Вверх