Дмитрий Куклин: «Фотография должна жить на бумаге»

 

Дмитрий Куклин: «Фотография должна жить на бумаге»

Дмитрий Куклин – молодой московский фотохудожник, который называет себя просто –  «фотолюбитель», хотя он не просто человек, любящий свое дело, но необычный и незаурядный автор, чьи работы не могут оставить равнодушным никого, даже самого закостенелого консерватора.

Первый вопрос: расскажи, как ты стал фотографом?

На вопрос ответить не просто, потому что я до сих пор не знаю, стал ли я фотографом. Под словом фотограф зачастую подразумеваются совершенно разные вещи. Я просто увлекаюсь фотографией, живу этим. А профессиональный  фотограф – тот, кто выполняет какую-то работу. А я снимаю для себя, это чистой воды удовольствие, хобби. И вообще мне гораздо ближе слово художник.

Ну а как бы ты тогда себя назвал?

В принципе, фотограф. Но надо понимать, что я не профессиональный фотограф, хотя и занимаюсь получением изображения фотографическим способом. Любитель фотографии – замечательное слово. Любительская фотография – это словосочетание почему-то сейчас окутано ореолом негатива, подразумевает какую-то низкопробность. И все совершенно забыли, что фотолюбитель - просто человек, который любит фотографию. Никто же не говорит – я профессиональный водитель, дальнобойщик или таксист, люди говорят – я автолюбитель. А к фотографии, почему-то, отношение другое. Буквально полгода назад человек взял в руки фотоаппарат – уже фотограф, не фотолюбитель.

А ты давно занимаешься фотографией?

В детстве ходил в кружок при доме Пионеров. Нам выдавали «Смену-8М» пленочную. В школе снимал друзей, одноклассников. Потом на какое-то время фотография вообще ушла как увлечение из жизни и вернулась только в институте. По большому счету - достаточно давно. А осмысленно – недавно.

А чем занимаешься помимо фото?

Я сейчас преподаю фотографию в московской фотошколе.

Детям?

Нет, это далеко не дети. Это взрослые. Начиная со вчерашних студентов, заканчивая людьми  лет пятидесяти. Я веду основы фотографии, сами азы,  технику и теорию, задаю вектор, но в дебри, в авторскую фотографию, мы не лезем. Скажем так, я не веду авторское понимание  фотографии, а даю некий фундамент, чтобы люди  дальше самостоятельно развивались, если захотят.

Когда я увидела твои фото, что меня больше всего поразило – необычный ретростиль, даже немного похожий на дагеротипию. Выглядит удивительно необычно, и можно сказать, что это некий антиглянец. Почему именно такой стиль?

Ну тут с дагеротипией ничего общего нет. То, что у меня представлено на сайте, это работы последних двух лет. Я печатаю самостоятельно руками на акварельной бумаге. Техника называется цианотипия. Процесс изобретен в 1842 году, то есть это еще до широкого распространения процессов, в основу которых входит серебро.  И сам материал, и технология дают такой результат, достаточно далекий от цифровых  изображений.

А на что ты снимаешь?

Я снимаю пленочной камерой Rolleiflex TLR 1951 года выпуска. Очень старая, но вполне себе рабочая лошадка. Среднеформатная.

А ты пользуешься фотошопом?

Да, технология такая, что без фотошопа не обойтись. Печать ведется контактным способом, и после того как сканируется негатив с пленки, делается промежуточный негатив уже для контактной печати. Он делается на струйном принтере,либо в типографии.

Есть такое мнение, что фотошоп испортил фотографию. Люди разучились нормально работать с пленкой, работать с фотографией. Ты как считаешь?

Фотошоп, конечно, ничего не испортил. Фотошоп - это инструмент. Если провести аналогию с художниками, можно сказать, что какая-то новая кисть, сделанная по новой технологии, синтетическая, испортила живопись. Раньше ведь пользовались только натуральными – из белки, лошади, я не очень разбираюсь. Это глупость, конечно. Что испортило фотографию, если испортило, что тоже большой вопрос,  то это сами люди. За конечный результат несет ответственность только автор. А фотошоп - это инструмент, им можно пользоваться, как макияжем восьмиклассница,  а можно использовать профессионально. К инструменту не может быть претензий. У меня есть такое убеждение, что абсолютно неважно, каким образом что-то сделано, лишь бы это сделанное доставляло удовольствие. Звучало. То есть я не противник фотошопа. В цифровой фотографии, которой сейчас все больше, которая привлекает все большее количество людей, без фотошопа вообще  не обойтись. Потому что снимок с цифровой камеры, с самой матрицы - это фарш. Хотя многие почему-то считают это фотографией. Даже не фарш, а книга рецептов кулинарных. Что из этого получится, это большой вопрос и большой путь. Важно не то, чем ты снимаешь, чем ты пользуешься, а важен конечный результат.

А от чего он зависит по-твоему?

От желаний, от интересов.

Давай вернемся к вопросу о стиле твоих фотографий. Почему все же именно антиглянец?

Ну я не знаю, что такое антиглянец. Я даже не совсем знаю, что такое глянец.

Ну назовем глянцем некую цветную фотографию, на которой изображена девушка в роскошном интерьере – напомаженная, с идеальным лицом, прической и кожей. У тебя такого нет совершенно.

Слава богу, что нет. Другой вопрос - почему. Наверное, потому что этот глянец не интересен. Эта выхолощенная, лишенная эмоций фотография, зачастую нечестная, потому что людей, которых мы видим на страницах глянцевых журналов, не существует. Людей с фарфоровой кожейбез пор не бывает. Это некая информация, которая мне в моем творчестве не интересна. Информация о том, что красивая, сексуальная девушка с высокой грудью на  фотографии получилась красивой, сексуальной и с высокой грудью – тут нет авторского высказывания. Есть некая документация физического состояния этой девушки. И зачастую в этих фотографиях нет эмоциональной составляющей. Есть внешний лоск, некий фантик. Опять же, нельзя говорить обо всей фотографии, но подобные тенденции существуют. Мне это неинтересно, потому что я в принципе фотографией не зарабатываю, а этот продукт, о котором мы говорим, –  коммерческий. Я работаю с тем, что меня интересует, а это простые, красивые люди.

Модели действительно очень необычные, «Обнаженная с кошкой», например.

В ней нет ничего необычного. Просто человек полный, со своей фигурой.

Необычно то, что чаще всего мы видим женщину, которая всегда при макияже, всегда причесана, с маникюром, идеальной кожей, и она обычно стройная. Поэтому твои работы необычны.

Ну есть у нас мейнстрим некий. Есть современные стереотипы. Понятия даже не о красоте, а о красивости. Это отсылает нас к коммерческой, заказной фотографии. К некоему рекламному продукту. Это работа.

Ну как работа, многие, кто фотографирует, любят именно такие фото – зализанные. Красивую картинку, где красивая девочка, мальчик, неважно кто, изображен как можно более красиво и ненатурально. И что привлекло в твоих работах – не просто стоящий обнаженный человек в интерьере, а именно необычные модели со своим характером.

Простые люди гораздо интереснее. Меня волнует именно личность портретируемого, поэтому у меня есть и худые модели, и средние, и большой массы тела.

А что ты хочешь сказать своими фото?

Есть на эту тему хороший очень анекдот. Какой-то модерновый спектакль, танцевальная труппа, режиссер приглашает на спектакль критика, после спектакля они встречаются и критик говорит: «Все было чудесно! Это так свежо, но вот  вопрос, что вы всем этим хотели сказать?»  Режиссер отвечает: «Вы знаете, если бы мы что-то хотели сказать, мы бы сказали. А мы танцуем».

Фотография не должна что-то «говорить», она должна показывать.

Хорошо, я перефразирую. Что должна показывать твоя фотография?

Я надеюсь, что я снимаю красиво, красивых людей. Я понимаю, что это далеко от современных стереотипов, но меня это не очень волнует. Мне интересно работать в таком ключе. Моя фотография на самом деле очень простая, в ней  нет ничего сложного. Простые  композиционные решения, очень простой свет. Я очень просто фотографирую простых людей.

А цветное фото ты не пробовал?

Существуют технологии самостоятельной цветной печати, я их просто пока не освоил. И с цветом у меня большие сложности в том плане, что я, можно сказать, цветовой дальтоник. Я далеко не всегда вижу цвет на фотографии уместным, гармоничным, мне гораздо проще работать с лаконичными формами, отказавшись от цвета. И потому у меня черно-белая пленка. А за цветную пленку я даже не берусь, потому что я ленивый человек, самостоятельно ее проявить достаточно проблематично. А ездить в лабораторию - уму непостижимо.

У тебя еще есть пейзажи - где фотографируешь?

А где придется. Нет определенного места. Пейзажей мало. Я их тоже не всегда вижу. Красивых мест много, но не всегда появляется желание достать камеру и сделать снимок. Существует так называемый золотой час – это час утром на восходе и час на закате.  Мне немыслимо встать утром к восходу солнца. Застать  этот утренний туман, дымку. Все что не делает человек, это, скорее всего, от лени. Он от лени не снимает пейзажи,  не снимает на цифровой фотоаппарат и цветную пленку.

А в каком еще жанре пробовался, помимо портрета и пейзажа?

Да не знаю. Основной жанр –  это все-таки портрет. Человек, его состояния, эмоции.

То есть тебя больше вдохновляют люди?

Да, даже если говорить о пейзаже, есть два подхода. Существуют фотографы,  которым присутствие человека в пейзаже категорически  не нужно, и они готовы сидеть, выжидать часами,  пока из кадра не уйдет человек. А у меня другое  - без человека пейзаж скучен. Это просто разные подходы. Мне нужен хотя бы намек на человека – фигурка, тень.

Есть у тебя какие-нибудь награды?

Нет, абсолютно никаких наград нет. Званий, регалий тоже нет. Очень много труда, усилий стоит отлеживать все эти конкурсы. И потом я не понимаю технологий, по которым можно получать награды. Хорошая награда – это когда тебя самого будоражит то, что ты сделал. В общем, медалей нет.

Ты к ним не стремишься, или просто нет?

Их и нет и стремления нет. Это же целый труд по пиару. Раскручиванию. Особо сейчас некогда. Но в последнее время я участвую в некоторых конкурсах.

А конечная цель твоего творчества какая? Или это хобби – есть и есть?

Не знаю ничего пока про конечную цель, серьезно об этом не задумывался. Есть некая потребность  в том, что я делаю. И когда по каким-то причинам не могу заниматься фотографией, я испытываю физический дискомфорт. Есть одна цель – это хороший ручной отпечаток, и я этим занимаюсь. А всякие выставки, конкурсы  - как пойдет.

На некоторых порталах, где тебя знают, твои фото называют утонченными и необыкновенными, а за что ругают?

Ругают за все – некрасиво, несексуально, несовременно. У всех своя фотография, свой подход. И еще в современном обществе есть большая проблема восприятия искусства и творчества вообще. Многие оценивают произведение с точки зрения "крутизны" и "прикольности". Вот если круто и прикольно, то это хорошо. А если наоборот, то вроде как уже и не очень. Понятно, что про фильм «Аватар» можно сказать круто и прикольно. А про «А зори здесь тихие»? Люди путают понятия развлечение и творчество. И зачастую меня обвиняют в «не круто и не прикольно», но для меня это лучшая похвала. Фотография не должна быть крутой или прикольной. Это применимо только к индустрии развлечений.

А какие у тебя еще увлечения помимо фото?

На велосипеде катаюсь, у меня хороший велосипед, ездим на соревнования с друзьями. Путешествовать люблю на автомобиле. Две кошки у меня – мои увлечения. Они же и модели. Женщина с кошкой  - это кошка сама пришла, ее никто не звал.

А как твоя семья относится к твоему творчеству?

С пониманием.

Им нравится?

Матери, наверное, не нравится, не понимает. Близкие мне люди  хорошо относятся, с пониманием. Без лишних восторгов, без критических высказываний. Просто видят, что я этим живу, что это для меня важно. К изображениям по-разному относятся – что-то нравится, что-то нет.

Последний вопрос: если бы ты сам брал у себя интервью, чтобы ты спросил? Или скажем так, что я у тебя не спросила, а ты считаешь важным об этом рассказать.

Наверное, хотелось бы донести до читателя то, о чем не так много говорится. Это касается фотографии. Мы живем в такое парадоксальное время, когда фотографией называется то, что ей не является по сути. Век информационных технологий загнал фотографа в своего рода ловушку. И очень многие  авторы этого не осознают или не задумываются над этим. Ловушка в чем - то, что представлено на фотосайте, на любом другом фоторесурсе – это не фотография. Фотография рождается только во время печати. То, что представлено в Интернете – электронная репродукция.Мы же когда берем альбом с репродукциями Рембрандта не говорим – у меня дома Рембрандт. Фотография - это печатный лист. Она должна жить на листе.

Репродукции предоставлены Дмитрием Куклиным.
Беседовала Анна Самофалова.

Рубрика: 
Вверх